07 декабря 2017      680    

«Без блеска в глазах не заиграет никакая одежда»: Виктория Андреянова о хулиганской моде, борьбе с рюшами и пустых нишах российской fashion-индустрии

Дизайнер Виктория Андреянова, создательница двух линий — первой Victoria Andreyanova и демократичной Parole, занимается модой уже третий десяток лет. Солидный срок, чтобы узнать многое, если не все, и об отечественной fashion-индустрии, и о потребностях женщин. Своим клиенткам Андреянова сделала бесценный подарок — раз и навсегда избавила от страданий в стиле «нечего надеть». Woman.ru выясняет, как это ей удалось.

    Виктория Андреянова

«Я не хочу думать об одежде. Я не хочу выбирать», — отличная мантра для вконец утомленной модой Инста-дивы, вынужденной каждый день выдавать подписчикам калейдоскоп луков. Однако эти строки, написанные размашистым почерком на листе А4, показывает мне дизайнер Виктория Андреянова, которая об одежде не только думает — она ее создает, показывает, продает. Она ей попросту живет. А вот думать не хочет.

Чего же Виктория Андреянова хочет? Список пожеланий на том же листе, и он таков: «Комфорт, чистота линий, простота в уходе, качество». Все так понятно, прозрачно и, кажется, легко. Однако по факту брендов, предлагающих одежду, соответствующую всем этим требованиям, по пальцам пересчитать. Особенно, если говорить еще и о соответствии тенденциям и адекватных расценках.

«Убивать всех зайцев» умеют и, чего уж там, хотят не все. Однако Андреянова отлично справляется уже третий десяток лет. Для российской моды она сделала примерно то же самое, что в свое время Диана фон Фюрстенберг, а потом и Донна Каран сделали для американской. Она предложила набор простых, казалось бы, решений, благодаря которым ее клиентки имеют возможность, как и завещает дизайнер, не думать об одежде.

Сама Андреянова так описывает поклонниц своего бренда: «Моя клиентка должна быть одета лучше всех, но никто не должен заподозрить ее в том, что она нарядилась».

При этом, несмотря на профессиональное долголетие (тридцать лет в моде, какие шутки), передышек она не делает, поблажек себе не дает и руку на пульсе держит твердо. От ее коллекций не веет «советским ретро», нет в них и избыточности с позолотой и всполохами Жар-птиц. Эстетика Виктории Андреяновой одинаково по душе и верным поклонницам еще с 1990-х, и юным девчонкам, открывающим для себя ее свободные и при этом женственные силуэты и совершенный крой. Достаточно редкий для российской моды пример, который Woman.ru решил исследовать со всех сторон, пообщавшись с дизайнером лично.

Woman.ru: Виктория, и все-таки что стоит за словами «не хочу думать об одежде и не хочу выбирать»?

Виктория Андреянова: Мне кажется, это тренд в обществе сейчас такой. Мы не хотим ломать голову над выбором, нам нужны уже готовые решения. Помните, как в фильмах про Джеймса Бонда, когда он открывает шкаф, а перед ним ряд костюмов? Он берет любой не глядя и выглядит как и подобает суперагенту.

Мне нравится этот принцип — одежда, которую можно покупать пачками, как те же носки. Я бы предложила для начала свитшоты. Я сама готова потреблять одежду таким образом.

Woman.ru: Помимо свитшотов, какие еще предметы вошли бы в «базовый гардероб от Виктории Андреяновой»?

В. А.: Список плавающий. Три года назад я обязательно начала бы с платья, а сейчас первым номером озвучу мужской костюм.

«Нет, платья я люблю, мы их делаем, у меня есть любимая модель, которая из коллекции в коллекцию гуляет, — платье с цельнокроеным рукавом из мягкой ткани. При этом мое требование к платью — чтобы носить его можно было в любых сочетаниях, и со шпильками, и с лоферами, и с кедами. Сегодня это важно».

Брючный костюм при этом я имею в виду не в классическом варианте. Это может быть свитшот с брюками — но из одной ткани, то есть такая облегченная версия. И носить этот костюм можно и сам по себе, и с рубашкой, когда из-под свитшота будут выглядывать манжеты и воротник.

Почему я пою оду свитшоту? Его можно комбинировать с чем угодно, и выглядеть он будет всегда по-разному. По одним и тем же лекалам, но из разных тканей могут получиться, казалось бы, непохожие вещи. Из ткани в клетку — офисный образ. Из бархата — вечерний вариант. Из трикотажа и надетый на белую рубашку — свежий повседневный лук.

Рубашка — мастхэв в любой коллекции. В последнее время мне нравится трансформировать рубашки в платья. Причем такие платья-рубашки мы рекомендуем носить и самостоятельно, и как плащ, и как тунику с брюками — словом, как угодно.

Гардероб должен быть как конструктор. Чтобы из имеющегося ассортимента, необязательно огромного, без проблем выстраивать разнообразные сочетания, которые всегда будут работать.

Woman.ru: А как насчет верхней одежды? Что там для вас главный мастхэв?

В. А.: Конечно же, пальто! Изначально это мой самый любимый предмет одежды. Обожаю за невероятную пластику, которую дают пальтовые ткани — шерсть с кашемиром, альпака.

 «Пальто — это тепло, легкость, комфорт и, чего уж там, статус».

Люблю пальто с меховыми манжетами. У нас в коллекции осень-зима 2017/18 есть пальто с каракулевыми манжетами и воротником.

Woman.ru: Ваши модели никогда не отягощены декором, мелкими деталями, в них нет украшательства, надуманности. Как удается отсекать все лишнее?

В. А.: С тягой к избыточному дизайну сталкивается любой дизайнер — особенно по началу. Это болезнь роста, через которую нужно пройти, — со всеми километрами рюшечек, корсетами, вышивкой, ручной работой.

Я переболела этим еще во время учебы в театральном училище, куда я поступила после 8 класса. Затем был Текстильный институт (ныне Академия, где я преподаю). Окончив его, я попала в Центр моды России, где за два года стала ведущим художником. Мы создавали коллекции одежды для фабрик, обязательно внедряя элементы народного творчества, которым присуща избыточность.

Когда я создала свой Дом моды, я приняла решение исключить всякое обращение к традициям — мне этого с лихвой хватило. Мой авторский стиль изначально был аскетичным, построенным на конструктивизме. Первичной для меня была линия, а не украшательство. Многих иностранцев, привыкших, по-видимому, к русской щедрости в том числе и в дизайне, это сбивало с толку…

Была забавная история, когда друзья привели ко мне в Дом моды англичанина. Он восхитился моей первой коллекцией и приобрел несколько вещей для своей жены, которая работала моделью в Доме самой Мэри Куант. Теперь представьте мое удивление, когда через некоторое время мне пришло письмо от самой Мэри. Она поздравила меня с коллекцией, соответствующей мировому уровню дизайна, и порекомендовала больше обращаться к русскому романтизму, не осторожничать и не бояться экстравагантных решений.

Woman.ru: Кстати, к вопросу об экстравагантности. В современной моде ее достаточно — как и откровенного хулиганства. По-вашему, это начало конца или начало чего-то нового? Вы за или против?

В. А.: Любое хулиганство — это развитие, и я только за. Многое, конечно же, делается для пиара, чтобы говорили. Однако там, где ломаются рамки, всегда появляется что-то новое. Вопрос: кто первый нащупает эти молекулы, облечет в форму…

Woman.ru: Что вы думаете о современной моде вообще? Начистоту!

В. А.: Сейчас очень интересное время. Мода отступила перед стайлингом.

«Важно не то, что ты носишь, а то, как ты это носишь».

Отсюда тенденция последнего времени, когда все больше стилистов становится дизайнерами. И ведь правда: что здесь выдумывать, когда на одной конструктивной основе можно построить целую коллекцию, просто меняя пропорции, варьируя детали. В результате минимум затрат на разработку — а выхлоп может быть очень даже ощутимым. И я как дизайнер это приветствую.

Современная мода должна развиваться через упрощение (в хорошем смысле слова), через технологичность, через логику, через определенную ироничность, если хотите.

Woman.ru: Ее, этой самой легкой ироничности, хватает и в ваших коллекциях, и в ваших рассуждениях, что очень приятно, но почему-то не всем дизайнерам свойственно…

В. А.: Ироничность — мое отношение к самой себе, в первую очередь. Да и к тому, чем я занимаюсь, я тоже не могу относиться с монолитной серьезностью. Выращенная в семье историков и филологов, я пошла осваивать ту специальность, которую никто из близких всерьез не воспринимал. У нас не делали культа из одежды: это считалось неприличным.

Ну а легкость… Она для дизайнера особенно важна: независимо от возраста он должен быть всегда молодым, хотя бы условно. Поэтому я не бросаю преподавательскую работу, чтобы иметь возможность сверять свои ощущения с молодыми. Потерять этот контакт было бы сложно в любом случае: у меня 22-летняя дочь Лиза, которая уже шесть лет учится на дизайнера. После Национального института дизайна в Москве она отправилась в Королевскую академию изящных искусств в Антверпене, которую, к слову, в свое время закончил Демна Гвасалия (создатель марки Vetements и креативный директор Дома Balenciaga — прим. Woman.ru).

Woman.ru: Лиза будет трудиться в Доме моды Victoria Andreyanova?

В. А.: Все думают, что у нее нет другого шанса, но я была бы рада, если бы Лиза прошла стажировки. Любой опыт в нашем деле — колоссальное подспорье. Чем больше их будет, хороших, разных, тем лучше.

Woman.ru: Как дизайнер с солидным опытом за плечами, что вы можете сказать о российском fashion-рынке?

В. А.: На российском рынке однозначно есть пустующие ниши. Например — одежда plus-size. В Америке рынок больших размеров огромен. Там шьют потрясающие вещи, которые как влитые садятся на любые фигуры.

У нас в стране крупных женщин много, и большинству приходится довольствоваться белорусским трикотажем.

Мужская мода — тоже своеобразная у нас ниша, в которой либо люкс, либо совсем уж рынок. А вот средний сегмент как таковой будто бы и отсутствует. В общем, простора, где можно развернуться, у нас достаточно.

Woman.ru: Что, как вам самой кажется, помогло вам состояться в моде? В чем ваша «суперсила»?

В. А.: Как человек, начинавший в эпоху тотального дефицита, я умею из ничего делать что-то. Для меня до сих пор самым большим испытанием является необходимость делать выбор — особенно когда есть, из чего выбирать.

«В экстремальной ситуации я могу собраться и выдать результат».

Почему я часто выигрываю тендеры на производство форменной одежды? Потому что, когда есть четко поставленные цели и надо с минимальным бюджетом достичь максимального эффекта, я получаю мощный профессиональный импульс, вызов, если хотите. И сразу начинаю искать пути решения.

Woman.ru: Вы уже почти три десятилетия одеваете российских женщин. В чем, как вы думаете, мы нуждаемся с точки зрения стиля?

В. А.: Русская женщина нуждается в любви, нежности, поддержке, в уверенности в себе. И дать эту уверенность одежда, конечно, может. Однако актуальным на все времена останется прежде всего блеск в глазах. Без него не заиграет ни свитшот, ни платье, ни любой другой предмет одежды.